Менингококковая инфекция – протокол оказания помощи на этапе СМП - Детская поликлиника №3

Менингококковая инфекция – протокол оказания помощи на этапе СМП

Основные клинические симптомы

Инкубационный период от 1 до 10 дней

  1. Выраженные симптомы общей интоксикации, гипертермия;
  2. Гиперемия лица, инъекция склер и конъюнктивы;
  1. Менингококцемия типичная

через 5-15 часов:

  • экзантема (геморрагическая сыпь: элементы звездчатой формы, от точечных до 2-4 см в диаметре, с некрозом в центре), возможно сочетание с розелеозной, розелеозно-папулезной сыпью;
  • энантема (геморрагии на слизистой полости рта, конъюнктивы);
  1. Менингококцемия молниеносная:

в течение нескольких часов:

  • обильная геморрагическая сыпь,
  • симптомы инфекционно-токсического шока (ИТШ):

ИТШ I степени: бледность кожных покровов, возможны нарушения микроциркуляции, гипертермия, АД не снижено, тахикардия, тахипноэ, качественное расстройство сознания;

ИТШ II степени: акроцианоз, нарушения микроциркуляции; снижение температуры тела; артериальная гипотензия; количественное расстройство сознания до сопора, олигурия или анурия;

ИТШ III степени: кожные покровы синюшно-серого цвета, тотальный цианоз с множественными геморрагически- некротическими элементами, выраженная артериальная гипотензия, количественное расстройство сознания до комы, анурия;

  1. Менингококковый менингит:
  • общемозговая симптоматика с выраженной цефалгией;
  • менингеальный синдром;
  1. Менингококковый менингоэнцефалит:
  • общемозговая и очаговая симптоматика;
  • менингеальный синдром;
  1. Смешанная форма:
  • Симптомы менингита (менингоэнцефалита) и менингококцемии.

Диагностические мероприятия

  1. Сбор анамнеза (одновременно с проведением диагностических и лечебных мероприятий);
  2. Осмотр врачом (фельдшером) скорой медицинской помощи или врачом специалистом выездной бригады скорой медицинской помощи соответствующего профиля;
  3. Пульсоксиметрия;
  4. Термометрия общая;
  5. Регистрация электрокардиограммы, расшифровка, описание и интерпретация электрокардиографических данных;
  6. Мониторирование электрокардиографических данных;
  7. Контроль диуреза;
  8. Для врачей анестезиологов- реаниматологов – контроль ЦВД (при наличии центрального венозного доступа).

Лечебные мероприятия

При отсутствии симптомов ИТШ, менингита или менингоэнцефалита

  1. Обеспечение лечебно-охранительного режима;
  2. Горизонтальное положение;
  3. Ингаляторное введение 100% О2 на постоянном потоке ч/з маску (носовые катетеры);
  1. Катетеризация кубитальной или, и других периферических вен или установка внутрикостного доступа или, и для врачей анестезиологов- реаниматологов – центральной вены (по показаниям);
  2. Натрия хлорид 0,9% – в/в со скоростью от 10 мл/кг/час, под аускультативным контролем легких, на месте и во время медицинской эвакуации;
  1. Преднизолон – 2 мг/кг в/в (внутрикостно) или Дексаметазон – 0,5 мг/кг в/в (внутрикостно);
  1. При предположительном времени от момента прибытия на вызов до передачи пациента врачу стационара более 2-х часов:
  • Левомицетина сукцинат натрия – 1000 мг в/м (растворитель: Новокаин 0,25% (0,5%) – 2-3 мл) или в/в (внутрикостно) болюсом медленно (растворитель: Глюкоза 40% – 5 мл);
  1. Этамзилат натрия – 500 мг в/в (внутрикостно) болюсом;
  2. Аскорбиновая кислота – 500 мг в/в (внутрикостно) болюсом;
  1. При гипертермии (t° тела > 38,5°С):
  • Анальгин 50% – 2 мл в/м +
  • Димедрол 1% – 1мл в/м +
  • Папаверин 2% – 2 мл в/м;
  1. Медицинская эвакуация (см. «Общие тактические мероприятия»).

При наличии симптомов менингита или менингоэнцефалита и отсутствии симптомов менингококцемии

При наличии симптомов менингита (менингоэнцефалита), симптомов менингококцемии и отсутствии симптомов ИТШ

При предположительном времени от момента прибытия на вызов до передачи пациента врачу стационара более 2х часов:

  • Левомицетина сукцинат натрия – 1000 мг в/м (растворитель: Новокаин 0,25% (0,5%) – 2-3 мл) или в/в (внутрикостно) болюсом медленно (растворитель: Глюкоза 40% – 5 мл);

Этамзилат натрия – 500 мг в/в (внутрикостно) болюсом;

Аскорбиновая кислота – 500 мг в/в (внутрикостно) болюсом.

При наличии симптомов ИТШ или ИТШ и менингита (менингоэнцефалита)

  1. Обеспечение лечебно-охранительного режима;
  2. Положение пациента в зависимости от показателей гемодинамики;
  3. Ингаляторное введение 100% О2 на постоянном потоке ч/з маску (носовые катетеры) или ВВЛ мешком «Амбу» с оксигенацией 100% О2 на постоянном потоке;
  1. Катетеризация кубитальной или, и других периферических вен или установка внутрикостного доступа или, и для врачей анестезиологов-реаниматологов – центральной вены (по показаниям);
  2. Натрия хлорид 0,9% – в/в со скоростью от 10 мл/кг/час, под аускультативным контролем легких, на месте и во время медицинской эвакуации;
  1. При ИТШ I степени:
  • Преднизолон – 5 мг/кг (суточная доза -10 мг/кг) в/в (внутрикостно) болюсом;

При ИТШ II степени:

  • Преднизолон – 10 мг/кг (суточная доза – 20 мг/кг) в/в (внутрикостно) болюсом +
  • Дексаметазон – 2 мг/кг в/в (внутрикостно) болюсом;

При ИТШ III степени:

  • Преднизолон – 15 мг/кг (суточная доза – 30 мг/кг) в/в (внутрикостно) болюсом +
  • Дексаметазон – 3 мг/кг в/в (внутрикостно) болюсом +
  • Гидрокортизон – 100 мг в/в (внутрикостно) болюсом (в/м только при отсутствии формы препарата для в/в введения);
  1. Левомицетина сукцинат натрия – 1000 мг в/в (внутрикостно) болюсом медленно (растворитель: Глюкоза 40% – 5 мл);
  1. Этамзилат натрия – 500 мг в/в;
  2. Аскорбиновая кислота – 500 мг в/в;

    При артериальной гипотензии (САД 90% на фоне оксигенации 100 % О2, уровне сознания > 12 баллов по шкале ком Глазго, САД >90 мм pт. ст.:

Для бригад всех профилей:

  1. Проводить терапию;
  2. Выполнить медицинскую эвакуацию.

При наличии симптомов ИТШ или, и уровне SpО2

Приложение Г3. Осложнения менингококковой инфекции

ОСЛОЖНЕНИЯ МЕНИНГОКОККОВОЙ ИНФЕКЦИИ

клинический синдром, возникающий на фоне течения тяжелого инфекционного процесса (чаще Грам-отрицательной инфекции, протекающей с синдромом сепсиса), сопровождающийся расстройством микро- и макроциркуляции, ведущий к нарушению тканевой перфузии, гипоксии, изменению клеточного метаболизма и развитию полиорганной недостаточности. В развитии СШ отмечается определенная стадийность, однако у детей при ГМИ, патологические изменения происходят настолько стремительно, что в ряде случаев не удается диагностировать осложнение на ранних стадиях.

Синдром Уотерхауза-Фридериксена (СУФ)

при ГМИ проявляется острой надпочечниковой недостаточностью, вследствие частичного или тотального кровоизлияния в надпочечники. В клинике — резкий кратковременный подъем температуры до 39 — 41 °C, с последующим быстрым падением ее до субнормальных цифр, катастрофическим снижением АД; пульс нитевидный, испарина, появляется распространенная обширная геморрагическая сыпь, в дальнейшем быстро нарастает ДВС-синдром до полного фибринолиза, проявления СПОНа. Встречается в 3 — 5% случаев ГМИ; до применения методов экстракорпоральной терапии, летальность при развитии синдрома СУФ приближалась к 100%.

Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС синдром)

— поражение системы микроциркуляции. Развивается при генерализованном вовлечении в процесс стенок сосудов и/или первичного воздействия на тромбоциты вследствие чрезмерной активации тромбопластинообразования с потреблением тромбоцитов, плазменных факторов свертывания крови, патологического фибринолиза с исходом в тромбозы и кровотечения. В процессе развития ДВС-синдрома выделяют 3 стадии, каждая последующая из которых имеет более тяжелые проявления: I стадия — гиперкоагуляция и гипертромбообразование:

— отмечается повышенная свертываемость крови;

— при остром процессе обычно просматривается.

II стадия — переход от гиперкоагуляции к гипокоагуляции (коагулопатия потребления). Проявляется появлением:

— множественных геморрагий в местах инъекций, ниже места наложения манжетки при измерении АД, при пальпации и др.;

— длительного и повторного кровотечения из мест уколов, носа, матки; появление примеси крови в моче, фекалиях, мокроте, рвотных массах, вплоть до рвоты «кофейной гущей».

III стадия — глубокая гипокоагуляция (активация фибринолиза) вплоть до полной несвертываемости крови и выраженной тромбоцитопении.

Острая почечная недостаточность (ОПН) —

— острое нарушение выделительной функции почек с задержкой воды, азотистых продуктов метаболизма, калия, магния в сочетании с метаболическим ацидозом. При ГМИ развивается преренальную, ренальную формы ОПН.

Преренальная ОПН возникает при СШ, снижении почечного кровотока, до степени прекращения фильтрации. Нарушение микроциркуляции в почках более 8 часов ведет к гипоксии, ацидозу и необратимым структурным изменениям.

Ренальная ОПН — следствие непосредственного первичного поражения нефронов, эндотелия почечных канальцев возникающее на фоне ДВС-синдрома.

Отек головного мозга (ОГМ)

— универсальное патологическое состояние при котором происходит увеличение объема вне и/или внутриклеточной жидкости, что приводит к увеличению объема мозга, повышению внутричерепного давления и прогрессированию церебральной недостаточности. Развитие ОГМ при ГМИ опосредованно как непосредственно интратекальным воспалением (менингит, менингоэнцефалит, смешанные формы МИ), так и вследствие церебральной ишемии, гипоксии, метаболических нарушений при тяжелой менингококкемии, осложненной септическим шоком, полиорганной недостаточностью. Характерно сочетание различных форм ОГМ: вазогенной (вследствии нарушении проницаемости гематоэнцефалического барьера, церебральных капилляров), цитотоксической (за счет непосредственного воздействия токсинов на клетки мозга), осмотической (при повышении осмолярности ткани мозга) и гидростатической (при окклюзии ликворопроводящих путей, вследствии высокого гидростатического давления в желудочковой системе). Клинически проявляется нарушением сознания (Приложение Г10).

Дислокационный синдром (синдромы вклинения)

— грыжевидное выпячивание участка головного мозга в естественные отверстия черепа (большое затылочное отверстие) или твердой мозговой оболочки, развивающееся в результате резкого повышения внутричерепного давления. Клинически дислокационный синдром проявляется сочетанием общемозговой симптоматики, появлением очаговых неврологических симптомов, судорог, гемодинамических нарушений.

остро развивающееся тяжелое патологическое состояние, характеризующееся угнетением функций ЦНС с утратой сознания, нарушением реакции на внешние раздражители, расстройствами регуляции жизненно важных органов и систем.

Субдуральный выпот (СДВ)

— накопление серозной жидкости в субдуральном пространстве, может быть одно- и двустороннее. Чаще развивается у детей первых лет жизни. Точный патогенез развития СДВ не установлен. В клинической картине отмечается повторное повышение температуры на 3 — 6 сутки заболевания, не снижающиеся в течение 72 часов, появление локальных судорог и гемипареза, уплотнение в области большого родничка и отсутствие его пульсации.

— синдром локального или диффузного повреждения мозга в результате поражения церебральных сосудов (васкулита, тромбоза, кровоизлияния). Клиника зависит от калибра пораженного сосуда и его локализации.

Синдром полиорганной недостаточности (СПОН)

— тяжелая неспецифическая стресс-реакция организма при которой возникает недостаточность двух и более функциональных систем с вовлечением в патологические процессы всех органов и тканей организма вследствие выделения медиаторов агрессии у больных с критическими состояниями с временным преобладанием симптомов той или иной органной недостаточности в зависимости от особенностей этиопатогенеза основного заболевания. (Шкалы для оценки степени полиорганной недостаточности представлены в Приложении Г7, Г8).

— в 30 — 40% случаев в первые сутки от начала заболевания отмечается развитие судорог, которые могут быть как кратковременными и носить характер фебрильных, так и длительных с развитием судорожного статуса на фоне нарастающего отека головного мозга.

— наличие эпилептического приступа продолжающегося более 30 мин или повторных эпиприступов или их серий без полного восстановления сознания между ними (Приложение Г9).

Некрозы кожи, мягких тканей

— возникают у больных с ГМИ, осложненных рефрактерным септическим шоком, сопровождающимся длительной тканевой гипоперфузией, венозными стазами, ДВС синдромом. При отторжении некротических масс формируются рубцы различной глубины и величины; тяжелые некробиотические изменениях мягких тканей дистальных отделов конечностей могут приводить к их ампутации.

Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика Текст научной статьи по специальности « Науки о здоровье»

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы —

Текст научной работы на тему «Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика»

Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика

11 февраля 2016 г. в Москве в рамках XIX Конгресса педиатров России с международным участием состоялось Межрегиональное совещание Экспертов по проблеме «Менингококковая инфекция и вакцинопрофилактика».

В совещании приняли участие ведущие специалисты Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, ФГАУ «Научный центр здоровья детей» МЗ РФ, ФГБУ «НИИ детских инфекций» ФМБА России, ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора, ФГБНУ «НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова», ГБОУ «Первый Московский государственный медицинский университет им. И. М. Сеченова», ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации и других крупных медицинских университетов России.

Эксперты обсудили бремя менингококковой инфекции в Российской Федерации, разработали рекомендации по стратегии и тактике вакцинопрофилактики в РФ в рамках Национального календаря профилактических прививок и региональных программ иммунизации.

В Совещании приняли участие главные специалисты-эксперты Минздрава России, ведущие региональные эксперты в области диагностики, лечения и профилактики инфекционных заболеваний: академик РАН, проф. Ю. В. Лобзин; член-корреспондент РАН, докт. мед.

наук, проф. Л. С. Намазова-Баранова; докт. мед. наук И. С. Королёва; докт. мед. наук, проф. М. П. Костинов; докт. мед. наук, проф. В. К. Таточенко; докт. мед. наук, проф. К. В. Жданов; докт. мед. наук, проф. С. М. Харит; докт. мед. наук, проф. Л. Н. Мазанкова; докт. мед. наук, проф. И. Я. Извекова; докт. мед. наук, проф. Г. П. Мартынова; докт. мед. наук, проф. И. В. Фельдблюм; докт. мед. наук, проф. Э. Н. Симованьян; докт. мед. наук, проф. Е. С. Гасилина; докт. мед. наук В. В. Романенко; канд. мед. наук М. В. Иванова; канд. мед. наук А. Ю. Ртищев; канд. мед. наук Д. В. Лопушов. Участники совещания отметили, что менингококковая инфекция и в настоящее время остается актуальной проблемой здравоохранения, поскольку поражает преимущественно детское население и обусловлена высокой летальностью, а также значительным процентом инвалидизации после перенесенного заболевания у означенного контингента. По итогам 2014 г., затраты от последствий менингококковой инфекции составили более 259 млн рублей [1].

Генерализованные формы менингококковой инфекции (менингококковый сепсис, менингит, менингоэнце-фалит) протекают наиболее тяжело, практически всег-

Во время совещания

да сопровождаются развитием осложнений и требуют оказания пациентам высокотехнологичной медицинской помощи. Экономические затраты на лечение и последующую реабилитацию таких больных значительны.

Собравшиеся также отметили, что из всех инвазив-ных бактериальных инфекций генерализованные формы менингококковой инфекции (ГФМИ) представляют наибольшую опасность для жизни и здоровья ребенка. Это диктует необходимость совершенствования подходов к оказанию своевременной и эффективной медицинской помощи таким больным, оптимизации системы эпидемиологического надзора за менингококковой инфекцией и подходов к ее ранней диагностике и профилактике [2].

По мнению экспертов, иммунопрофилактика менин-гококковой инфекции с использованием современных вакцин является наиболее эффективным способом предупреждения заболеваемости, снижения младенческой смертности, инвалидности и распространенности носи-тельства возбудителя в популяции.

Необходимость активного внедрения вакцинопрофи-лактики менингококковой инфекции в РФ в настоящее время обусловлена непредсказуемостью эпидемиологии данного заболевания, глобализацией миграционных процессов, создающих предпосылки для интенсивной циркуляции возбудителя, а также распространения новых гипервирулентных клонов Neisseria meningitidis [3]. В то же время создание современных эффективных конъю-гированных вакцин открывает возможность рутинной и массовой профилактики менингококковой инфекции в условиях практического здравоохранения [4].

В настоящее время в РФ зарегистрирован длительный межэпидемический период (24 года). Однако, столь низкие показатели заболеваемости (0,6 на 100 тыс. человек в 2014-2015 гг.), высокий уровень циркуляции менингококков серогруппы А (30%), наличие неблагополучных по менингококковой инфекции территорий, рост заболеваемости менингококковой инфекцией, вызванной редкими серогруппами (W, Y, X), высокая доля (30%) выявленных впервые генетических клонов менингококка, способных оказывать негативное влияние на эпидемический процесс, — все указывает на вероятность очередного эпидемического подъема заболеваемости менингококковой инфекцией на территории РФ в ближайшее время [5].

В ходе совещания были проанализированы представленные ведущими региональными специалистами многолетние данные официальной статистики по заболеваемости менингококковой инфекцией в различных субъектах РФ.

Эксперты обратили внимание, что, несмотря на улучшение этиологической расшифровки ГФМИ в целом по стране (за последние 5 лет она увеличилась с 44 до 62%), в некоторых регионах РФ уровень диагностики остается крайне низким и составляет менее 20% [6].

В 2014 г. среди заболевших ГФМИ доля детей до 17 лет составляла 71%, из них в возрасте до одного года — 34%. Заболеваемость детей возрастной группы 0-4 лет превышала заболеваемость взрослых в 25 раз. Среди умерших от ГФМИ до 76% приходилось на долю детей до 17 лет. Существует прямая зависимость леталь-

ности от возраста: так, для детей в возрасте до одного года этот показатель составляет почти 30% [5].

В последние годы в РФ отмечается рост заболеваемости менингококковой инфекцией в организованных коллективах. Тяжелые формы инфекции стали также наблюдаться у подростков и молодых людей 17-25 лет — студентов первого года обучения и призывников.

Известно, что при формировании новых коллективов резко возрастает риск ГФМИ [7]. У реконвалесцентов, перенесших менингококковую инфекцию, отмечались тяжелые резидуальные нарушения, приводящие пациентов к инвалидизации, но даже дети, выздоровевшие без тяжелых осложнений, в большинстве случаев требовали длительной реабилитации.

Иммунитет после перенесенной менингококковой инфекции серогруппспецифический, поэтому лица, переболевшие ГФМИ, не застрахованы от повторного эпизода ГФМИ, вызванного другой серогруппой. В связи с этим перенесенная ГФМИ в анамнезе не является противопоказанием для вакцинопрофилактики менингококковой инфекции.

Эксперты отметили, что некоторое снижение заболеваемости менингококковой инфекцией в течение последних лет привело к ослаблению настороженности медицинских работников в отношении данного заболевания, что в ряде случаев стало причиной поздней госпитализации и, как следствие, развития тяжелого инфекционно-токсического шока и неэффективности реанимационных мероприятий. Экспертиза летальных исходов за последние годы указывает, что в числе причин, приводящих к смерти, по-прежнему лидируют несвоевременная диагностика, недооценка тяжести состояния и неадекватность терапии на догоспитальном этапе.

Менингококковая инфекция наносит значительный ущерб бюджету здравоохранения. Стоимость оказания медицинской помощи одному больному с гипертоксической формой менингококковой инфекции достигает 450-500 тыс. рублей. В случае инвалидизации (снижение или потеря слуха и зрения, развитие эпилепсии, у детей — задержка психического и моторного развития) расходы на одного больного возрастают многократно. Реабилитация, адаптация и обучение таких реконвалесцентов требуют дополнительных затрат со стороны государства. По данным Государственного доклада Роспотребнадзора за 2014 г., менингококко-вая инфекция по величине экономического ущерба, нанесенного отдельными инфекционными болезнями в 2005-2014 гг., занимает 18-е место (ущерб — 259 584,6 тыс. руб.). Однако, по общему мнению участников совещания, эта оценка явно занижена.

Самым эффективным способом борьбы с менинго-кокковой инфекцией является вакцинопрофилактика.

В России вакцинация против менингококковой инфекции в рамках Национального календаря прививок не проводится, в то же время она включена в календарь по эпидемическим показаниям и должна осуществляться за счет средств региона или гражданина. В календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям как рутинный контингент для вакцинации против менингококковой инфекции включе-

ны лица, подлежащие призыву на военную службу; в остальном же документ, а также другие существующие в РФ нормативные акты регламентируют только тактику иммунизации по экстренным показаниям в очаге и необходимость профилактической вакцинации по эпидпоказаниям. В связи с этим, а также благодаря созданию новых, современных конъюгированных вакцин для профилактики менингококковой инфекции становится своевременным и актуальным изменение и дополнение имеющихся нормативно-методических документов в отношении эпидемиологического надзора и контроля менингококковой инфекции. Необходимо расширить возможность вакцинации против серогрупп менингококка А, B, C, W, Y, ответственных за возникновение большинства вспышек и представляющих эпидемиологическую значимость.

В 2016 г. Союзом педиатров России опубликованы новые клинические рекомендации по иммунопрофилактике менингококковой инфекции у детей, где перечислены показания к проведению вакцинопрофи-лактики, определены группы риска для рутинной иммунизации (в странах с уровнем заболеваемости ГФМИ Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• туристы и лица, выезжающие в гиперэндемичные 5. по менингококковой инфекции зоны, такие как страны Африки, расположенные к югу от Сахары;

• студенты вузов, особенно проживающие в общежитиях или гостиницах квартирного типа;

• призывники и новобранцы;

• лица, принимающие участие в массовых спортивных и культурных мероприятиях, как международных, так и проводимых на территории Российской Федерации, и проживающие во время их проведения в лагерях, общежитиях или гостиницах [8].

4. С целью широкого внедрения вакцинопрофилактики инфекций, включенных в календарь прививок по эпидемическим показаниям, для улучшения состояния здоровья детей, подростков и населения в целом внести в МЗ РФ предложения по оптимизации финансирования: включить вакцинацию по эпидемическим показаниям в программу диспансеризации; переклю- 6. чить финансирование части расходов на федеральный фонд обязательного медицинского страхования; стимулировать выделение средств региональных бюджетов: финансирование некоторых видов вакцинации для детей с хроническими заболеваниями включить в тарифы высокотехнологичной медицинской помощи.

Необходимо проводить систематическое обучение вопросам клинического течения, диагностики, лечения и профилактики менингококковой инфекции медицинских работников первичного звена, особенно неот-лож ной помощи.

Подготовить информационные материалы для работников системы здравоохранения и населения о проблеме менингококковой инфекции и внедрить систему постоянного информирования общественности и медицинского сообщества о проблеме менингокок-ковой инфекции.

Разъяснять педиатрам и инфекционистам их профессиональную обязанность активно доносить информацию об опасности менингококковой инфекции и возможности ее предупреждения с помощью вакци-нопрофилактики до родителей детей, а также взрослых пациентов из групп риска. Представить данную резолюцию Межрегионального совещания экспертов и клинические рекомендации Союза педиатров России «Иммунопрофилактика менингококковой инфекции у детей» (2016 г.) в региональные органы здравоохранения для обоснования внедрения или расширения региональных программ вакцинопрофилактики менингококковой инфекции.

1. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2014 году. Государственный доклад. — М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека; 2015. 206 с. [O sostoyanii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya v Rossiiskoi Federatsii v 2014 godu. (State report). Moscow: Federal’naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelei i blagopoluchiya cheloveka; 2015. 206 p. (In Russ).]

2. Клинические рекомендации (протокол лечения) оказания медицинской помощи детям, больным менингококковой инфекцией / Под ред. Ю. В. Лобзина. — М.; 2015. [Klinicheskie rekomendatsii (protokol lecheniya) okazaniya meditsinskoi pomoshchi detyam, bol’nym meningokokkovoi infektsiei. Ed by Lobzina Yu. V. Moscow; 2015. (In Russ).] Доступно по: http://www. nauka.x-pdf.ru/17meditsina/154856-1-klinicheskie-rekomendacii-protokol-lecheniya-okazaniya-medicinskoy-pomoschi-detyam-bolnim-meningokokkovoy-infekciey-organ.php. Ссылка активна на 22.03.2016.

3. Миронов К. О., Королева М. А., Платонов А. Е. и др. Генетическое типирование Neisseria meningitidis, циркулирующих в регионах России // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. — 2013. — № 2. [Mironov KO, Koroleva MA, Platonov AE, et al. Geneticheskoe tipirovanie Neisseria meningitidis, tsirkuliruyushchikh v regionakh Rossii. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual’nye voprosy. 2013;2:[about 1 p.]. (In Russ).] Доступно по: http://www.medvestnik.ru/library/article/11777. Ссылка активна на 22.03.2016.

4. ГРЛС. Государственный реестр лекарственных средств. [grls. rosminzdrav.ru [Internet] Gosudarstvennyi reestr lekarstvennykh sredstv (In Russ).] Доступно по: http://grls.rosminzdrav.ru Ссылка активна на 11.04.2016 г.

5. Королева И. С., Белошицкий Г. В., Закроева И. М. и др. Менин-гококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты в Российской Федерации: десятилетнее эпидемиологическое наблюдение // Эпидемиология и инфекционные болезни. Акту-

альные вопросы. — 2013. — № 2. [Koroleva IS, Beloshitskii GV, Zakroeva IM, et al. Meningokokkovaya infektsiya i gnoinye bakterial’nye meningity v Rossiiskoi Federatsii: desyatiletnee epidemiologicheskoe nablyudenie. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual’nye voprosy. 2013;2: [about 1 p.]. (In Russ).] Доступно по: http://www.medvestnik.ru/library/article/11773. Ссылка активна на 20.03.2016.

6. Решение коллегии Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека № 5 от 26.06.2014 г. [Federal Supervision Agency for Customer Protection and Human Welfare Decree № 5 dated June 26, 2014. (In Russ).]

7. Захаренко С. М. Пневмококковая и менингококковая инфекции: глобальные угрозы для организованных коллективов. Сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции «Нерешенные вопросы этиотропной терапии актуальных инфекций», Санкт-Петербург 10-11 декабря 2015 г. — СПб.; 2015. [Zakharenko SM. Pnevmokokkovaya i meningokokkovaya infektsii: global’nye ugrozy dlya organizovannykh kollektivov. In: Proceedings of Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya kon-ferentsiya «Nereshennye voprosy etiotropnoi terapii aktual’nykh infektsii»; 2015 Dec 10-11; St. Petersburg, Russian Federation. St. Petersburg; 2015. (In Russ).]

8. Иммунопрофилактика менингококковой инфекции у детей / Под ред. А. А. Баранова, Л. С. Намазовой-Барановой. — М.: ПедиатрЪ; 2016. 36 с. [Immunoprofilaktika meningokokkovoi infektsii u detei. Ed by Baranov A. A., Namazova-Baranova L. S. Moscow: Pediatr; 2016. 36 p. (In Russ).]

9. Харит С. М. Вакцинопрофилактика: проблемы и перспективы // Журнал инфектологии. — 2009. — Т. 1. — № 1. — С. 61-65. [Kharit SM. Vaccination: problems and perspectives. Zhurnal infektologii. 2009;1(1):61-65. (In Russ).]

10. Neal KR, Nguyen-Van-Tam JS, Jeffrey N. Changing carriage rate of Neisseria meningitidis among university students during the first week of term: cross sectional study. BMJ. 2000;320(7238): 846-849. doi: 10.1136/bmj.320.7238.846.

Менингококковая инфекция у детей: классификация, диагностика и лечение (обзор литературы)

Рубрика: Медицина

Дата публикации: 19.01.2019 2019-01-19

Статья просмотрена: 373 раза

Библиографическое описание:

Аванесянц, А. С. Менингококковая инфекция у детей: классификация, диагностика и лечение (обзор литературы) / А. С. Аванесянц, К. В. Гетажеев, И. А. Тебиев. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2019. — № 3 (241). — С. 72-73. — URL: https://moluch.ru/archive/241/55576/ (дата обращения: 06.04.2020).

Менингококковая инфекция (МИ) — острое инфекционное заболевание, характеризующееся значительным клиническим полиморфизмом и протекающее в виде назофарингита, менингита и/или менингококкового сепсиса. Возбудитель — неподвижная грамотрицательная бактерия Neisseria meningitidis.

Менингококковая инфекция известна с V века до н. э. Впервые менингит был клинически описан в XVII веке Т. Уиллисом и Т. Синдемом. Но как самостоятельная нозологическая форма цереброспинальный менингит был выделен только в 1805 г. после эпидемии в Женеве.

По статистике в Российской Федерации уровень заболеваемости среди детей в возрасте до 14 лет — 4,5 на 100 тысяч детского населения. В структуре заболеваемости: 1. менингококконосительство — 41 % (во время эпидемий — 70-100 %); 2. менингококковый назофарингит — 4 %; 3. менингококкемия — 39 %; менингит — 16 %.

В России на сегодняшний день принята классификация МИ, разработанная В. И. Покровским. В соответствии с этой классификацией выделяют: 1. первично-локализованные формы (менингококконосительство, острый назофарингит); 2. гематогенно-генерализованные формы (менингококкемия, менингит, менингоэнцефалит, смешанная форма); 3. редкие формы (менингококковый эндокардит, артрит, пневмония).

Менингококконосительство выявить при клиническом обследовании невозможно, ввиду отсутствия симптомов. Выделителей (носителей) соответствующих микроорганизмов обнаруживают при массовом обследовании в очаге менингококковой инфекции или случайно при взятии мазков со слизистой оболочки носоглотки.

Острый назофарингит — наиболее часто встречающаяся форма менингококковой инфекции. Клинически менингококковый назофарингит схож с назофарингитами другой этиологии, что затрудняет диагностику. Инкубационный период составляет в среднем 3-5 дней. Заболевание начинается остро с жалоб на кашель, заложенность носа, насморк со слизисто-гнойным отделяемым. Помимо катаральных явлений отмечается головная боль, повышение температуры тела до субфебрильных и фебрильных величин. В ряде случаев возможны артралгии. Заболевание продолжается не более 1-3 дней с увеличением подчелюстных лимфатических узлов. В большинстве случаев исходом заболевания является полное выздоровление.

Менингококкемия представляет собой менингококковый сепсис, который развивается после предшествующего назофарингита или на фоне полного здоровья. Заболевание начинается остро с повышения температуры тела, которая за несколько часов достигает 40-41 °С, головной боли, миалгии и рвоты. Основным признаком менингококкового сепсиса является экзантема, появляющаяся в первые сутки заболевания. Чаще сыпь располагается на ягодицах и нижних конечностях, геморрагического характера, имеет неправильные очертания и склонность к слиянию. Величина и количество сыпи прямо пропорционально степени бактериемии. На ранних сроках заболевания могут появляться признаки поражения суставов. В первые дни поражаются мелкие суставы, а на второй неделе болезни — крупные. Отличительной особенностью менингококкового сепсиса от других септических состояний является отсутствие гепатолиенального синдрома.

Менингококковый менингит развивается также после клинических проявлений назофарингита. Заболевание начинается остро с повышения температуры до фебрильных значений, развития общемозговых симптомов — мучительная головная боль, неукротимая рвота без предшествующей тошноты. Больные эйфоричны и возбуждены. Возможны расстройства сознания в первые часы заболевания. Отмечают гиперестезию и мышечные судороги. В тяжелых случаях больные принимают вынужденную позу — положение «взведенного курка» (голова запрокинута, ноги согнуты в тазобедренных и коленных суставах и приведены к животу). При обследовании обращает на себя внимание группа менингеальных симптомов: ригидность затылочных мышц, симптомы Кернига и Брудзинского (верхний, средний, нижний). Для детей раннего возраста вышеперечисленные симптомы нетипичны. У них чаще обнаруживаются симптом Лесажа, а также выбухание и напряжение большого родничка. Менингеальные симптомы могут сочетаться с признаками поражение черепно-мозговых нервов.

Диагноз менингококковая инфекция устанавливается при наличии клинических проявлений той или иной формы МИ и получении положительного результата бактериологического посева крови, ликвора или носоглоточной слизи. Также диагностическим критерием может служить обнаружение ДНК или Аг возбудителя в крови или спинномозговой жидкости при соответствующих исследованиях (ПЦР и РЛА).

К перечню обязательных лабораторных исследований при подозрении на менингококковую инфекцию относятся: 1. клинический и биохимический анализ крови, посев крови, микроскопия мазков, ПЦР; 2. клиническое и биохимическое исследование СМЖ, посев и микроскопия, ПЦР и РЛА; 3. общий анализ мочи; 4. бактериологическое исследование мазков со слизистых носоглотки.

В числе инструментальных методов диагностики: 1. ЭКГ, ЭхоКГ; 2. рентгенограмма органов грудной клетки; 3. УЗИ головного мозга, почек и надпочечников; 4. допплерографическое исследование сосудов; 4. ЭЭГ; 5. МРТ головного мозга с контрастированием; 6. КТ головы с контрастированием структур головного мозга.

Лечение менингококковой инфекции зависит от клинической формы и степени тяжести заболевания. Больные локализованными формами МИ получают лечение в амбулаторных условиях. При подозрении на генерализованные формы (ГФМИ) необходима экстренная госпитализация в стационар. Больным показан постельный режим с возвышенным положением головы, обильное питье, лечебная диета № 13 и комплексная медикаментозная терапия.

Этиотропное лечение, направленное на элиминацию возбудителя, включает назначение бензилпенициллина в дозе 300-400 тыс. ЕД/кг/сут или хлорамфеникола — 100 мг/кг/сут, либо цефтриаксона — 100 мг/кг/сут в течение 5-10 дней.

Помимо антибиотикотерапии проводят дезинтоксикационную, дегидратационную и симптоматическую терапию, а также физиотерапевтическое лечение. Дезинтоксикационная терапия — 15 % раствор маннитола + лазикс + кристаллоиды (10 % растовор глюкозы, 0,9 % NaCl) + коллоиды (желатина сукцинат, реополиглюкин). Дегидратационная терапия включает: 1. дексаметазон — первая доза 1 мг/кг, затем 0,2 мг/кг каждые 6 часов в течении 2-7 дней); 2. маннитол в дозе 1-1,5 г/кг/сут (при ВЧГ/ОГМ) под контролем осмолярности крови; 3. магния сульфат — 20 % р-р 0,1-0,2 мл/кг. Симптоматическое лечение — применение НПВП и противосудорожных средств.

Детям с локализованными формами МИ в острый период рекомендованы КУФ зева и носа. В периоде ранней и поздней реконвалесценции при отсутствии осложнений всем больным показано УВЧ и ЭВТ.

  1. Королева И.С., Белошицкий Г.В. Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты. — М.: Мед. информ. агентство, 2004. — 112 с.
  2. Мартынова Г.П., Гульман Л.А., Крившич Т.С. Менингококковая инфекция у детей: клиника, диагностика, лечение // Учебное пособие. — Красноярск, 2009. — 87с.
  3. Сорокина М.Н., Иванова В.В., Скрипченко Н.В. Бактериальные гнойные менингиты у детей. — М., 2003. — 376 с.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector